Непосредственно перед праздником Победы сообразительный президент Украины не нашел ничего лучше, нежели открыть (отчего-то именно в Полтаве) памятник Ивану Мазепе.

Тут феерична каждая деталь.

Начать стоит с того, что к Полтаве «Войска Запорожского обеих сторон Днепра гетман и славного чина святого апостола Андрея кавалер» Иван Степанович Мазепа не имел никакого отношения, кроме одного: именно оттуда, продав предварительно и своих польских, и своих российских покровителей, давал по тапкам, после того, как войска его нового хозяина, короля Швеции Карла XII, были разгромлены российским императором Петром.

…В общем-то вся предыдущая и последующая история жизни Ивана Степановича особым благородством и благонравием тоже не отличались. Он и на службу к государям московским перешел после того, как предал своего польского покровителя короля Яна Казимира. И гетмана Дорошенко предал, перейдя к «левобережному гетману» Самойловичу. И, умело уже втершись в доверие к фавориту московской царицы Софьи князю Голицыну, уверенно занял место Самойловича после его «погубления». То, как он переметнулся потом к злейшему врагу Софьи и Голицына Петру Алексеевичу Романову и что из этого получилось, - известно всем.

В общем-то всё, что нам нужно знать о Мазепе, вполне укладывается в знаменитую цитату из Костомарова: «Измена своим благодетелям не раз уже выказывалась в его жизни. Так он изменил Польше, перешедши к заклятому её врагу Дорошенку; так он покинул Дорошенка, как только увидал, что власть его колеблется; так, и ещё беззастенчивее, поступил он с Самойловичем, пригревшим его и поднявшим его на высоту старшинского звания. Так же поступал он теперь со своим величайшим благодетелем, перед которым ещё недавно льстил и унижался».

Хотя – нет.

Есть в истории его жизни и еще одна, и тоже очень символичная для современной Украины деталь: за двадцать лет своего гетманства Иван Степанович Мазепа, по сути, стал одним из богатейших людей всей «большой России» и первым малороссийским олигархом. Согласно записям тех лет, ему принадлежали 19 654 дворов на Украине и 4 117 дворов (всего порядка ста тысяч душ) в Великороссии.

Но самое главное: гетман Мазепа стал самым настоящим символом предательства. Церковная анафема, которой он был предан православной церковью, несмотря на все старания «нового украинского руководства» снята с него так и не была. Причем, что особенно символично, анафемствовал Мазепу львовянин по рождению, митрополит Киевский, Галицкий и Малой России Иоасаф, который, совершив положенные по чину молебен и литургию, «предал вечному проклятию Мазепу и его приверженцев».

Ну, и не менее символичен и тот факт, что кончил Мазепа, надо сказать, совсем плохо: после того, что творили в Малороссии шведские оккупанты, прибывшие туда по личной просьбе и приглашению Мазепы, который им за это обещал «продовольствие и содержание», — ненавидели его там фактически все. Включая запорожское казачество, которое Петр, возмущенный предательством своего приближенного любимца и водимой им «старшины», совершенно безжалостно разгромил. От него в результате отвернулись даже и шведы, и дни он свои закончил у последних покровителей, так и не решивших, как его использовать — у турок.

И вот именно об этом историческом факте, думается, Петру Алексеевичу Порошенко и стоило в первую очередь думать, когда он символично открывал памятник символу предательства в месте его окончательного поражения и начала бесславного бегства.

Дмитрий Лекух

Источник